Российские писатели пофантазировали на тему жизни после коронавируса

Многие писатели считают, что Россия не только победит болезнь, но и укрепит свои позиции в мире благодаря помощи, которую оказывает другим странам.

Тренировка к катастрофам

В начале марта знаменитый американский писатель Стивен Кинг призвал своих поклонников не сравнивать сложившуюся в мире ситуацию вспышки коронавируса с событиями, описанными им более сорока лет назад в книге «Противостояние» (1978 год). В романе рассказывается об утечке смертельного вируса, которая происходит на одной секретной военной лаборатории: все ее сотрудники погибают, за исключением одного охранника, который чудом спасается вместе с женой и ребенком. Однако именно их спасение и приводит к тому, что вирус проникает наружу, в результате чего начинается страшная эпидемия.

По словам писателя Олега Дивова, есть масса книг-катастроф про пандемии, однако «того, что происходит сейчас, не было просчитано ни одним мало-мальски известным писателем». «Фантасты не занимаются предсказаниями. Они строят модели развития событий. Некоторые модели сбываются. И можете не верить, но не помню ничего подобного», — рассказал он.

Российские писатели пофантазировали на тему жизни после коронавирусаStates of Mind I: The Farewells Умберто Боччони/wikiart.org

В то же время один из главных современных российских фантастов, автор не только знаменитых «Дозоров», но и серии книг в жанре киберпанк и о жизни в виртуальной реальности, Сергей Лукьяненко отметил, что, несмотря на страшные цифры и то, что мы действительно имеем дело «с очень поганым и контагиозным (заразным. — прим. ред.)» вирусом, существованию человечества как вида «ничего не грозит».

Российские писатели пофантазировали на тему жизни после коронавируса Как приучить ребенка к чтению. Можно ли заставить, когда не удалось заинтересовать

«Можно спорить, насколько он опаснее свиного (гриппа. — прим. ред.), о котором когда-то говорили, птичьего и прочего, но все равно это явления, в общем-то, одного порядка. Это не те пандемии, которые действительно угрожали бы существованию целых государств и всего рода человеческого», — считает он.

В этом смысле фантастика — жанр, который любит оперировать такими чрезвычайными ситуациями, как катастрофы, эпидемии, особенно если речь идет о каком-нибудь новом загадочном вирусе, — скорее не столько предсказала сегодняшние события, сколько заставила людей с большей серьезностью отнестись к проблеме.

«Можно сказать, она (фантастика) заставила нас потренироваться, потому что никто не исключает, что рано или поздно нас ждет гораздо более злобное заболевание», — добавил Лукьяненко.

У этого романа другой финал

Впрочем, подобно Дивову, Дяченко отмечают, что фантасты не предсказывают будущее, а только анализируют модели, включая и самые невероятные. «Интрига: как изменится мир?» — это один из главных вопросов, которым задаются писатели. Так, полагают они, потрясения, подобные нынешнему, могут стать частью повседневности и войти в «расписание» жизни человеческой цивилизации.

Российские писатели пофантазировали на тему жизни после коронавирусаDynamism of a car Луиджи Руссоло/wikiart.org

«Например, в нашем романе «Армагед-дом» конец света происходит в среднем каждые 20 лет. Льется с неба огненный дождь, из океана выходят чудовищные мутанты. В последний момент неведомая сила открывает людям Ворота — порталы в безопасную реальность, где можно переждать апокалипсис. Но всякий раз, когда появляется путь к спасению, отчаявшиеся люди отталкивают друг друга с пути и давка у Ворот уносит многие жизни. Следующий цикл «нормальной» жизни наше смоделированное человечество тратит на то, чтобы отстроить разрушенное, нарожать и вырастить детей и… подготовиться к новому апокалипсису», — рассказывают фантасты.

У сложившейся ситуации, считают они, могут быть как негативные, так и позитивные последствия. Например, вирусология, а с ней биология и медицина в целом могут получить сильный толчок к развитию и «попутно подарить человечеству множество чудных вещей — лекарств». При этом рост достижений в науке, полагают писатели, может наплодить «таких монстров, что нынешняя эпидемия покажется легкой прогулкой».

«Спойлер: будущее есть. Нас спасут сотрудничество и взаимопомощь. Конец света скоро пройдет, и все начнется заново», — несмотря ни на что, уверены супруги Дяченко.

Далекое космическое будущее без вирусов и офисов

По мнению Лукьяненко, одним из важнейших следствий пандемии может стать массовый переход в онлайн-пространство, вызванный условиями всеобщей самоизоляции. О том, что виртуальный мир может заменить людям реальность, фантаст писал еще более 20 лет назад. Так, в цикле книг про Диптаун Лукьяненко рассказывал о виртуальном городе, который настолько был похож на реальный мир, что, попав в него, большинство людей не могли самостоятельно выбраться наружу, и лишь некоторые везунчики — дайверы — обладали способностью отделять виртуальное от реального и по собственной воле покидать это вымышленное пространство.

С развитием мобильных устройств, технологий виртуальной и дополненной реальности, социальных сетей вопрос о необходимости ограничения жизни в Сети и значимости живого общения становился все более актуальным. Тем не менее именно цифровое пространство позволило людям в эпоху пандемии оставаться в контакте друг с другом. Более того, благодаря этому, полагает Лукьяненко, многие осознают, что люди совершенно разных профессий могут не идти в офис, а по-прежнему эффективно работать из дома.

Российские писатели пофантазировали на тему жизни после коронавирусаFate of the Animals Франц Марк/wikiart.org

«Сейчас, разумеется, для такой вот офисной работы никакой необходимости у большей части населения нет. И сейчас это, видимо, станет всем ясно, когда окажется, что во время (эпидемии. — прим. ред.) вируса все эти офисные структуры не развалились, производительность их не упала значительно, а вот расходы снизились и, в общем-то, даже люди получили какое-то удовлетворение от того, что они спокойно работают дома, на «удаленке», — считает фантаст. По его словам, это, в свою очередь, позволит сократить нагрузку на транспорт и экологию, при этом люди прекратят заражать друг друга, находясь в большом количестве в одном замкнутом пространстве.

Другим очевидным следствием пандемии, по словам писателя, может стать появление новых фантастических книг и фильмов о мире в эпоху неизведанных вирусов и страшных болезней. Тем не менее, самого Лукьяненко современные реалии не вдохновляют: для фантаста описывать то, что происходит сейчас, — это как для генерала готовиться к прошедшей войне, считает автор.

«Вот я задумался над тем, чтобы написать что-то позитивное, потому что людям сейчас нужны позитивные эмоции, и сейчас пишу книгу про хорошее далекое космическое будущее: человечество совершенно с другими проблемами, не проистекающими из вирусов или человеческой разобщенности», — поделился писатель.

Причем для достижения этого «далекого космического будущего» людям, по мнению Лукьяненко, «надо лететь в космос», например на Марс. «Это дело хорошее, и на Марс надо лететь, и дальше — человечеству надо выходить в космос. Ведь если уж какой-то злобный вирус все-таки опустошит Землю, хотелось бы, чтобы где-нибудь на Марсе или на Луне остались существовать человеческие колонии, которые снова заселят нашу Землю», — говорит писатель.

Юрий Кукин

Роботы на подходе

Писатель Вадим Панов, автор циклов «Тайный город», «Анклавы» и «Герметикон», сочинил для проекта рассказ «ДокШок». В нем он пофантазировал о недалеком будущем: через несколько месяцев после первой волны эпидемии появился еще один штамм коронавируса, в десятки раз хуже COVID-19.

Российские писатели пофантазировали на тему жизни после коронавируса

«Даже Вторая мировая не влияла на жизни людей абсолютно во всех странах»

Политолог и специалист по международным отношениям Параг Ханна — о мире после пандемии, миграционных потоках и открытии границ

Прозаик описал прибор, позволяющий быстро выявить инфекцию: «COVID-20US», — угрюмо сказал Шлыков, глядя на монитор экспресс-анализатора. Ему требовалась всего капля крови, и ответ приходил меньше, чем через минуту. — Je suis désolé Pierre. <…> Врачи еще могли ошибиться, анализаторы «Вектор» — нет, вирус они вынюхивали так же точно, как служебные собаки — наркотики, и спасли тысячи жизней».

О разработке в России такого прибора СМИ сообщили в середине марта. Им занимается отечественная компания «Медико-биологический союз». Устройство позволяет получить результат всего за 15 минут, но для этого нужна не кровь, а мазок из слизистой носа или глотки. По словам ученых, опытный образец могут представить уже осенью.

Панов упомянул в отрывке «Вектор» — новосибирский научный центр вирусологии и биотехнологии. В его лаборатории первыми в России разработали и внедрили тест на коронавирус. Сейчас «Вектор» трудится над вакциной.

Другую вполне реальную для России технологию описал в своем рассказе «Двести первый шаг» фантаст Сергей Лукьяненко, автор серии «Дозоры»: «Когда все боялись эпидемии, то старались меньше ходить в магазины. И построили целые заводы с посыльными дронами. А потом они стали не очень нужны, и начали делать летающие машины… А в городе Сарово строят целый завод роботов на ядерных батарейках, чтобы те делали за людей опасную работу».

Российские писатели пофантазировали на тему жизни после коронавируса

Легкой дороги: перечень пострадавших от COVID сфер хотят расширить

В этот список необходимо включить машиностроение и текстильную промышленность, уверены в ТПП

Эпидемия коронавируса дала толчок для развития отечественной робототехники. Как рассказала «Известиям» исполнительный директор Национальной ассоциации участников рынка робототехники (НАУРР) Алиса Конюховская, многие российские компании-разработчики сейчас адаптируют свои продукты и технологии для новых задач.

К примеру, тестируют роботов, способных дезинфицировать помещения и улицы. Ими можно управлять удаленно. Дроидов, измеряющих температуру, уже закупают многие организации.

По словам основателя и управляющего директора Top 3D Group Василия Киселева, если раньше многие компании в России только задумывались об автоматизации процессов, сейчас в период самоизоляции им просто придется принимать решения быстрее. Технологии для выполнения многих действий уже существуют и продолжают совершенствоваться.

В условиях эпидемии в России пришлось ускоренно развиваться и «Умному городу». Специалисты в короткие сроки скорректировали задачи проекта и доработали системы распознавания лиц, передачи данных, QR-кодов, обработки информаций с камер видеонаблюдения и другие.

Новая медицина

Прозаик Кирилл Бенедиктов, известный по романам «Завещание ночи» и «Блокада», порассуждал о цифровизации отечественной медицины.

Российские писатели пофантазировали на тему жизни после коронавируса

Картина маслом и гречкой: карантин спровоцировал россиян на творчество

Самоизоляция вызвала всплеск интереса к искусству и арт-экспериментам

В рассказе «Формула Гераклита» он описывает врачебные технологии будущего: «Сложно было всегда. Думаешь, земским врачам с их стетоскопами и ланцетами было легко?.. А каково приходилось врачам, которые несли свою вахту во время Великой войны?.. И заметь — у них не было молекулярных скальпелей, 3D-принтеров и полигонов виртуальной реальности. Они не могли позвонить из тылового госпиталя в Москву и попросить светило хирургии провести онлайн-операцию по сети 7G».

Основания для них есть: молекулярные «скальпели», 3D-принтеры и полигоны виртуальной реальности в России существуют, только пока широко не применяются в системе здравоохранения.

Но в стране уже активно внедряют телемедицину, при которой пациент может связаться с врачом удаленно — по скайпу или в мессенджерах. В перспективе к этой технологии планируют подключить «интернет вещей» и разработать устройства, которые смогут мониторить состояние пациента, а также выполнять некоторые медицинские процедуры.

Кроме того, в России уже есть предпосылки для создания искусственной кожи и органов с помощью 3D-печати. Онлайн-операций пока не проводят, но технически это возможно — с помощью роботизированной «руки» (манипулятора) на удаленном управлении.

Русская кровь для европейцев

Писатель Андрей Мартьянов в своём рассказе «Золотая баба» объясняет выгодность наших позиций так: «У нас попросту оказалось больше ресурсов, чем у соседей. Кроме того, за пару лет до возникновения вируса в России запустили программу обновления медицины и как раз к началу эпидемии массово начали открывать новые больницы». Действительно, Россия опережает многие страны по количеству мест в стационарах. Согласно последним доступным данным ВОЗ, в России на 100 тыс. населения приходится 818 коек, тогда как в среднем по Евросоюзу – 521, в Великобритании – 274, в Швейцарии – 457, в Израиле – 314. Тем не менее при подготовке к преодолению послед­ствий пандемии была поставлена задача – дополнительно развернуть в регионах 95 тыс. специализированных коек для больных с коронавирусом.

«Как я победила коронавирус». Москвички о том, как перенесли СOVID-19

В кратчайшие сроки в регионах России с нуля возводят новые современные госпитали – капитальные строения, которые послужат и после окончания пандемии. Такой подход контрастирует с ситуацией в США и Европе, где вместо строительства больниц было решено размещать больных на территории стадионов, парков и ­выставочных центров. Так, в Нью-Йорке под больницу пере­оборудовали конференц-центр, развернули палаточный госпиталь в Цент­ральном парке и расставили ­больничные койки на теннисных кортах ­одного из турниров «Большого шлема» US Open. ­В штате Вашинг­тон во временную больницу превратился стадион в Сиэтле. В ­Нидерландах госпиталь развернули в помещении концертного зала в Роттердаме. Больницами стали выставочные центры в Лондоне, Мадриде и т. д. Очевидно, что эффективность лечения в таких условиях снижается.

Проблемы Европы и США легли в основу сюжетов о том, как российские медики спасают зарубежные страны от пандемии. Например, Михаил Тырин в рассказе «Рашен брик» пишет про «Поход Крови» – российские военные медики снабжают европейцев кровью русских, невосприимчивых к коронавирусу, которая помогает выздороветь заражённым: «Пошли по Европе поезда. Пять вагонов с медицинской требухой, пробирками и аппаратами, а остальные 10 – это мы, мешки с кровью».

«Нам помогли русские, а не твои немцы»

Ещё одна невымышленная история, которую развивают фантасты в своих сюжетах, – это поставка медицинского оборудования из России в другие страны. Например, в рассказе Юрия Бурносова «Визит» итальянка напоминает другу: «Русские, между прочим, прислали нам помощь. 15 очень больших самолётов. Русские, ­Джанлуиджи, а не твои дражайшие ­немцы или британцы».

Готовность нашей страны делиться оборудованием – следствие того, что стартовые позиции России в плане технической оснащённости медучреждений были лучше, чем у большинства государств. Подсчитано, что на 100 тыс. жителей России приходится 27,3 аппарата ИВЛ, и это без учёта ресурсов частной медицины. Для сравнения: США имеют 18,8, Велико­британия – 12,9, Италия – 8,3.

«Мы обрели надежду». Итальянцы благодарят Россию за медпомощь

Высокая техническая оснащённость российских медучреждений появилась не вдруг, а стала результатом многолетней работы. Масштабная модернизация медицинского оборудования не прекращается в России с 2006 г. Тогда в рамках нац­проекта «Здоровье» за четыре года современное оборудование получили 10 тыс. больниц и поликлиник, было обновлено 70% парка автомобилей скорой помощи. В 2010–2013 гг. ­медучреждения закупили 389 тыс. единиц оборудования, потратив на это 70 млрд руб. Модернизация больничного оборудования предусмотрена и стартовавшим в 2019 г. нацпроектом «Здравоохранение», совокупный пятилетний бюджет которого составляет 1,5 трлн руб.

Ключевую роль в победе над вирусом фантасты отводят врачам. Например, в рассказе Сергея Волкова «Трус не играет в хоккей…» российский вирусолог Иван Касаткин изобрёл вакцину от коронавируса, ­которая спасла мир: «Самолёты МЧС и Военно-космических сил России повезли миллионы ампул с «вакциной Касаткина» во все страны мира. Вирус заразил сам себя, мутировал в ­безвредное состояние и перестал быть ­опасен».

У Василия Орехова в «Дне ­независимости» российские военные медики помогли справиться с пандемией в США и остались в стране следить за порядком даже после того, как болезнь отступила. У Вадима Панова в рассказе «ДокШок» российские военные медики руководят карантинными отрядами на территории других государств.

Вероятно, писатели в своих произведениях столь щедро делятся врачами с другими странами потому, что Россия опережает соседей по числу врачей на душу населения. У нас на 10 тыс. жителей приходится 38 врачей, тогда как в США и Канаде, по данным ВОЗ, – 26, в Великобритании – 28, во Франции – 32. И, несмотря на критику реформ в медицине (часто справедливую), приходится признать: все вышеприведённые цифры не выдумки фантастов, а следствие нацпроекта «Здоровье», госпрограммы «Земский доктор» и других мер поддержки и повышения престижа медицинских профессий в России.


Поделитесь в соц.сетях:

Оцените статью:

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий